ГК КПРФ город Сасово


27 лет назад, 4 октября 1993 года в России произошёл антиконституционный государственный переворот. После подписания неконституционного Указа №1400, президент РФ Борис Ельцин был отправлен в отставку. Верховный совет имел на это все полномочия. Незаконность действий президента подтвердил и председатель конституционного суда В.Д. Зорькин. В ответ Ельцин отдал приказ войскам штурмом взять здание Верховного Совета так же известное как Белый Дом. “Радетели за демократию” расстреляли из танковых орудий парламент собственной страны. Так в России окончательно восторжествовала буржуазная диктатура. Дважды нелегитимная: во-первых потому, что сначала наплевала на волю десятков миллионов людей выраженную в референдуме – сохранить СССР, во-вторых потому, что расправившись путём чистого вооруженного насилия с законной властью и её смелыми полубезоружными защитниками, она потом систематически в той или иной мере фальсифицирует выборы с 1996 года по настоящее время. Последней и наглядный пример чему мы могли видеть менее месяца назад в ходе растянутого на три дня так называемого Единого дня голосования. 

Более четверти века позади – немалый срок. И всё таки нельзя ни забыть, ни простить палачей, недопустимо, хотя бы и в непростой период коронавирусной пандемии, прервать многолетнюю вахту памяти. Компартия считает своим долгом при любых обстоятельствах организовывать траурную акцию по тем, кто пал смертью храбрых осенью 1993. Состоялась она и в 2020 году. Существенная часть тех, кто пришёл сегодня на гражданскую панихиду, родилась уже после того, как минул страшный, Чёрный октябрь – антитеза Октября красного, контрреволюция, уничтожившая последние остатки завоеваний большевиков, квинтэссенцию наследия народной борьбы начала XX века – советскую власть. Но и не чувствовавшие этого дыма, не слышавшие орудийной канонады в Москве, вполне способны понять главное: Верховный Совет был ликвидирован по той простой причине, что, как бы далеки не были некоторые из его депутатов от советского, социалистического идеала, но сам факт наличия подобной структуры не давал в полную силу развернуться “младореформаторам” и их преобразованиям. Кризис начался 21 сентября 1993 с того, что Ельцин открыто констатировал в своём телеобращении к нации превращение Верховного Совета в «штаб неконструктивной оппозиции», вставший непреодолимым препятствием на пути экономических реформ. Прежде всего – продолжения приватизации. Преграду разрушили – танковым огнём. 

Именно тогда, в Чёрном октябре, закладывались основы современной российской системы. Оттуда родом большинство её пороков. Туда протягивается линия преемственности. Можно только гадать, как было бы, одержи победу Верховный Совет. Нельзя исключать, что стране всё равно пришлось бы пройти через серьёзные испытания. Но народ мог бы рассчитывать, в конечном счете, добиться принципиально иных результатов по сравнению с тем, что мы наблюдаем теперь. Это – главное преступление стрелявших по Белому дому. Но есть и более конкретное. Убийство. Множество честных и храбрых граждан, отправившихся по зову сердец защищать законно избранную ими власть и справедливость, погибло под пулями и в огне пожара. 

Сейчас эта трагедия, события 1993 года в целом, замалчиваются. Вы не услышите о них по телевидению, не увидите монументов и памятных досок. Ни единой! В России не существует официальных полноценных мемориалов жертвам Чёрного октября – только народные, импровизированные. Мы будто подпольщики на нелегальном положении в оккупированном врагом государстве. Впрочем, почему будто… Не получили ни компенсаций, ни простых человеческих извинений и соболезнований от официальных лиц родственники погибших, лишившиеся своих родных. Политика высокомерного игнорирования затрагивает, таким образом, и множество конкретных людей, чья личная трагедия неразрывно связана с Чёрным октябрём. 

Нынешняя акция была по необходимости краткой, немногочисленной — тем нагляднее были видны на лицах неравнодушие, боль и гнев, не проходящий с годами, у тех, кто возлагал свои две гвоздики к простому деревянному кресту. С речью обратился к собравшимся заместитель председателя президиума КПРФ Владимир Иванович Кашин. «В августе 1991 года и в октябре 1993 года были предприняты активные попытки защитить Советскую власть, но они, к сожалению, завершились неудачей. Но наша партия и все патриоты России пуповиной связаны с героическими событиями августа 1991 года и октября 1993 года. И мы продолжаем нашу борьбу!», — подчеркнул руководитель Общероссийского штаба протестных действий. 

И это действительно так. Победа реакции никогда не может быть окончательной. Время настойчиво требует от нас, извлекая, бесспорно, уроки из прошлого, непреклонно двигаться вперёд. Лучшая память обо всех павших, сложивших свои головы в битвах за власть Советов – это активная, с полной самоотдачей борьба за неё сейчас. Только тогда герои будут прославлены, только тогда преступники и изменники получат заслуженную кару, только при виде вновь обретшей подлинную свободу Родины мог бы успокоиться пламенный дух защитников Белого Дома. 

Звучит колокольный звон, ложатся с шелестом цветы, среди начавших желтеть листьев стоят комсомольцы с плакатами. На них – лица павших. Хотел написать павших в боях, но осёкся: это был не бой – сражаются хотя бы относительно равные, это был расстрел. Расстрел безоружных, расстрел тысяч людей, за которыми стояли миллионы менее решительных, лучших сынов и дочерей нации, не побоявшихся прийти защищать законную власть – советскую власть – преступление, не имеющее срока давности. Мы вспомнили их всех. Они погибли – но они не забыты! Они погибли – но живо их дело! Дело борьбы за советскую власть!